КИЕВ
20:26
Брюссель
19:26
Москва
21:26
Суббота, 28 марта 2020

Новости



Прокурорское дежа-вю

21 февраля, 17:00  Правовая  Украина

Второй Президент Украины Леонид Кучма вновь получил от Первого заместителя Генпрокурора Рената Кузьмина "черную метку". Но в отличие от первого послания, датированного мартом 2011 года, нынешнее сделано пока на словах. Как известно, в марте 2011 года в отношении Л.Кучмы возбуждалось уголовное дело и он обвинялся в превышении власти и служебных полномочий, которые привели впоследствии к убийству журналиста Г.Гонгадзе. Но в декабре того же года Печерский районный суд Киева признал незаконным возбуждение уголовного дела в отношении Л.Кучмы и отменил соответствующее постановление Генпрокуратуры, при этом не признав записи экс-сотрудника управления Госохраны майора Н.Мельниченко доказательством по делу об убийстве Г.Гонгадзе. Апелляционный суд Киева, а затем Высший специализированный суд признали законным закрытие уголовного дела в отношении Л.Кучмы. Но уже через год, воспользовавшись новыми возможностями, вступившего в силу 21 ноября 2012 г., нового Уголовного процессуального кодекса, Ренат Кузьмин сообщил, что расследование по заказчикам убийства журналиста проводится в новых условиях и внесено в Единый реестр досудебных расследований. Так что заявление, прозвучавшее в эту среду в эфире радиостанции "Эхо Москвы" вряд ли можно считать слишком неожиданным.
Ренат Кузьмин в радиоэфире объяснил, что "по старой процедуре Уголовно-процессуальной кодекс позволял обвиняемому обратиться в суд и через суд отменить постановление о возбуждении дела, что и было сделано. По мнению суда, постановление о возбуждении уголовного дела было вынесено преждевременно и, по мению суда, прокурор использовал пленки Мельниченко, имеющие сомнительную историю. По новой процедуре мы зарегистрировали это преступление и начали заново расследование по установлению заказчиков. У нас есть достаточно доказательств, подтверждающих причастность Кучмы к этому преступлению и мы сейчас занимаемся расследованием и сбором всех возможных доказательств", - заявил Р.Кузьмин.
Леонид Кучма ответил Ренату Кузьмину на следующий день, в четверг, назвав заявление прокурора "обычной очередной провокацией, которых за последние 12 лет он получил более чем достаточно".
Но слова Первого зама Генпрокурора прозвучали. При чем, именно слова. Адвокат матери погибшего журналиста Георгия Гонгадзе Андрей Федур обратил внимание как раз на это. "Заявлено о причастности, - подчеркнул в интервью журналистам адвокат. А причастность - это очень такая категория сомнительная. Нет ни слова о каких-то юридических шагах. А юридическим шагом первым и основным може быть в этом случае вручение сообщения о подозрении".
Это делает вполне логичным вопрос: почему же прозвучали именно слова и почему именно сейчас?
Вариантов ответа может довольно много. И правильный вариант может быть не один.
1. Нынешняя власть демонстрирует полтическую волю довести раскрытие «дела Гонгадзе» до полного завершения и не только наказать исполнителей, но и установить и наказать заказчиков этого преступления. И слова прокурора - это подтверждение наличия такой воли.
2. Заявление прокурора - это попытка накануне встречи Украина-ЕС отвлечь внимание европейских политиков от других "громких" украинских дел и даже попробовать получить некие дивиденды, учитывая повышенное внимание Запада к "делу Гонгодзе".
3. Не угасающее, по крайней мере на словах, внимание прокуратуры к делам бывшего президента - это своеобразный ответ украинской власти на критику европолитиков относительно избирательности украинского правосудия. Потвердив интерес прокуратуры к государственному деятелю такого уровня. как Кучма, Р.Кузьми по-сути заявил: "В Украине перед законом все равны".
4. Подобные заявление прокуратуры могут быть и способом политического давления. Скажем, на зятя Л.Кучмы, у которого есть свои телеканалы. Глядишь, эти телеканалы будут занимать более правильную и просто нужную позицию.
5. Заявление о наличии доказательств, подтверждающих причастность Кучмы к преступлению - это просто пиар.
Президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко, допуская как раз наличие весомой пиар-составляющей, констатирует: "Если прокуратура приходит в суд и получает позитивный вердикт, значит суд признал доказательства прокуратуры достаточными. Если прокуратура приходит в суд и получает негативный вердикт, значит она плохо сработала. А если прокуратура - кстати это и происходит с делом Гонгадзе - все время рассказывает, что она его продолжает и расследует, и что у нее есть и доказательства, и обвиняемые, и все что угодно, но в суд с ними так и не приходит, я считаю, что прокуратура действует не столько с точки зрения политических интересов, сколько в интересах пиара".
Хотя другой експерт, профессор политологии Национального университета «Киево-Могилянская академия» Алексей Гарань, видит за подобными заявлениями прокурора все-таки политику: "Если у прокуратуры есть какие-то доказательства, то пусть доказывает. Это, собственно, ее дело - находить доказательства и доказывать. Но мы привыкли уже к тому, что Р.Кузьмин выступает с различными громкими заявлениями, в частности, и за рубежом, и касется это не только Кучмы. Но, к сожалению, они выглядят бездоказательными. И поэтому, конечно, складывается такое впечатление, что эти заявления политически вмотивированны."
Что же касется не слов - о наличии достаточных доказательств, подтверждающих причастность Л. Кучмы к преступлению, а дел - в виде
судебного доказательства вины, то тут у експертов доминирует скепсис.
Ростислав Іщенко, к примеру, убежден, что сегодня расследовать дело Гонгадзе уже невозможно. "Во-первых, по его словам, прошло слишком много лет. Во-вторых, слишком много доказательств, вещественных доказательств, было уничтожено или поставлено под сомнение, или вообще ликвидировано."
А адвокат Андрей Федур еще более категоричен. Он убежден в том, что никогда обвинительного приговора в отношении Л.Кучмы в "деле Гонгадзе" не будет.

Версия для печати








Обзор сети

Разместить рекламу