КИЕВ
15:48
Брюссель
14:48
Москва
16:48
Пятница, 17 августа 2018

Новости



Самый проблемный суд

13 февраля, 15:51  Правовая  Украина

Коррупция в Украине - такой себе «бармалей», которого не то, что победить, но много лет даже усмирить не получается.

После Революции достоинства власти как бы взялись бороться с «гидрой» коррупции с утроенной силой: были созданы Национальное антикоррупционное бюро и Специализированная антикоррупционная прокуратура.

Для «полного счастья» не хватает только Антикоррупционного суда.

Наверное, крайне низкий уровень доверия к судам, который украинцы демонстрировали в разных соцопросах, заставил президента Украины Петра Порошенко еще в 2016 году заговорить о том,

что только что начавшие работать НАБУ и САП не добиваются видимых успехов в борьбе с коррупцией, поскольку коррупционеров «судьи за 30 сребреников отпускают на волю».

Можно ли было расценить это как намек, что Украина нуждается и в специальном Антикоррупционном суде?

Вполне.

Но, сказав «А», глава государства не торопился говорить «Б».

Именно поэтому с Банковой стали звучать разговоры о том, что создавать отдельный суд специально для свершения правосудия в отношении топ-чиновников - неконституционно.

Потом посыпались вопросы, вроде: зачем отдельный суд, если можно создать антикоррупционные палаты в уже существующих судах? Но, в результате, к концу 2017 года, регистрировать в Верховной Раде законопроект об Антикоррупционном суде все-таки пришлось. Этому немало поспособствовала позиция Международного валютного Фонда, Всемирного банка и Евросоюза. В частности, в Европарламенте заявили, что прекрасно осведомлены, в каких сферах в Украине затягиваются реформы. Среди сфер, в которых, по мнению западных партнеров, украинской власти необходимо продемонстрировать прогресс, были названы «судебная реформа, антикоррупционные институциональные основы, в частности, Антикоррупционный суд».

«Иначе не следует ожидать инвестиций», - пообещали в ЕП.

Что касается МВФ, то одним из условий для получения Украиной четвертого транша также было названо создание Антикоррупционного суда.

И «цена вопроса» отнюдь не только в 1,9 млрд долларов от МВФ и 800 млн долларов от Всемирного банка. Отсутствие этой кредитной поддержки может стать сигналом для всех иностранных инвесторов - с Украиной опасно иметь дело.

«Сколько еще подтверждений надо украинскому политическому классу для того, чтобы осознать, что, как не крути, а Антикоррупционный суд - необходим?

Вы сами это обещали всем.

Не только внутри страны, но и за ее пределами», - напоминает исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко.

Принимать нельзя откладывать С одной стороны, на сегодня эти обещания формально выполнены - президент внес в Верховную Раду законопроект об Антикоррупционном суде еще 22 декабря прошлого года, обозначив его как неотложный.

С другой стороны, этот документ тут же снова вызвал шквал нареканий.

Международным партнерам документ не понравился, потому что их просьбы (в частности, право блокировать назначение судей, которые не соответствуют критериям добропорядочности) были в нем проигнорированы.

Депутаты видят в нем угрозу - связка «НАБУ-Антикоррупционный суд» при отсутствии независимости последнего (такая угроза, в случае принятия президентского законопроекта, вполне реальна) может превратиться в политическое оружие против них самих.

А отечественное экспертное сообщество в оценках законопроекта разделилось.

Одни эксперты считают необходимым принимать в первом чтении хотя бы в том виде, который есть, со всеми существующими рисками, а дальше - дорабатывать.

«Самый проблемный момент, по которому пока нет консенсуса - вопрос о полномочиях и статусе международных экспертов в процессе отбора судей.

Здесь пока есть противоречия и опасения, что закон могут оспорить в Конституционном суде», - говорит глава Центра прикладных политических исследований «Пента», политолог Владимир Фесенко.

По мнению же политолога Сергея Тарана, после первого чтения, скорее всего, начнутся дискуссии, по крайней мере, по двум вопросам - назначению судей (в частности, о том, что их должны назначать иностранцы) и процедуре направления дел в Антикоррупционный суд.

Дело в том, что относительно процедуры речь идет о сотрудничестве суда только с НАБУ.

Но, к примеру, если дело о коррупции расследует, СБУ, то НАБУ в него вмешиваться не может...

В любом случае, Таран убежден, что «процесс принятия законопроекта будет довольно длительным»: его могут рассматривать до конца этой сессии, то есть, до середины лета.

А то, что закон не заработает в 2018 году - уже факт.

Об этом, в частности, заявил на совместной с руководителем НАБУ Артемом Сытником пресс-конференции 8 февраля руководитель САП Назар Холодницкий.

«Зная украинские реалии, я боюсь, что этот суд, к сожалению, не сможет заработать в 2018 году», - сказал он.

«Я вижу это по конкурсной системе. Конкурсы в Антикоррупционный суд, наверное, будут более сложными, чем в Антикоррупционную прокуратуру, где по результатам третьего этапа конкурса мы из 300 человек только выбрали четырех. Представьте, какая будет ситуация с избранием судей», - добавил Холодницкий.

Суд со многими неизвестными Другие эксперты убеждены, что, на сегодня, дискуссия насчет создания Антикоррупционного суда уже перешла в такую плоскость, что создавать его Украине однозначно придется, но вопрос в том, какую именно модель для этого выбрать. К примеру, по словам эксперта программы реформирования правоохранительной и судебной систем аналитического центра «Украинский институт будущего» Татьяны Ющенко, один из проблемных вопросов - отбор судей.

В частности, важно учитывать, что члены общественного совета международных экспертов могут попасть под влияние как общественного мнения по отношению к тому или иному кандидату, так и под влияние власти, поддерживающей того или иного кандидата.

«Тогда здесь в любом случае не избежать субъективизма», - считает она.

Татьяна Ющенко напоминает, что при таком отборе, в частности, оценивается доброчестность (по количеству баллов) того или иного кандидата.

А это само по себе дает возможность, в угоду определенному кругу лиц, выводить из гонки тех или иных претендентов на должности в Антикоррупционном суде.

Поэтому, по мнению юриста, у кандидатов на пост судей должен быть способ себя защитить в том случае, если кто-то посчитает, что «кандидат недостаточно доброчестен».

Таким способом, к примеру, может быть возможность обжаловать решение общественного совета международных экспертов, в случае, если им будет предоставлена ключевая роль в назначении судей. «У нас по пальцам можно пересчитать тех, кто может претендовать на должности в Антикоррупционном суде.

Идея такого суда настолько разрекламирована в обществе, что каждый кандидат в судьи, прежде, чем подать себя на рассмотрение, будет взвешивать все возможные репутационные риски», - говорит Ющенко.

Важно отметить, что такое сравнение (в частности, по количеству приговоров), вряд ли будет в пользу антикоррупционного органа.

Ведь количество антикоррупционных дел, если сравнивать с общим массивом дел, рассматриваемых украинскими судами, на самом деле, не так уж велико: за два года работы НАБУ открыто около 500 производств, но только порядка 80-100 дел находятся в судах. Еще один риск законопроекта об Антикоррупционном суде в президентской интерпретации, по мнению Татьяны Ющенко, - суд могут использовать не для борьбы с коррупцией, а для сведения личных счетов. Или, раз за разом откладывая начало судебного разбирательства, держать «нужного» человека «на крючке». Также нет никаких гарантий, что «правильно» отобранные судьи не будут затягивать с решениями, как это происходит в существующей судебной системе. К примеру, чиновницу Госаудитслужбы Лидию Гаврилову (ту самую, которая убеждена, что у каждого украинца имеется золотой слиток) НАБУ подозревает в незаконном обогащении на 10 млн гривен, но суд отказывается отстранять ее от должности... Кроме того, открытым остается вопрос: кто и как будет судить главу Антикоррупционного суда, в случае, если он сам будет уличен в совершении преступления. Например, попадется на взятке. В поисках компромисса На сегодня в Верховной Раде, кроме президентского законопроекта об Антикоррупционном суде, зарегистрировано еще несколько альтернативных: от «Батькивщины», «Самопомощи», группы «Видродження» и народного депутата Сергея Каплина.

Но, по факту, если они будут вынесены в сессионный зал, баталии развернутся именно вокруг документа, подготовленного на Банковой.

В пользу этого мнения играет как сама процедура рассмотрения законопроектов парламентом - сначала голосование за основной законопроект, потом, в случае его отклонения, за альтернативные, так и общий настрой депутатского корпуса.

Так, комитет Верховной Рады по вопросам предотвращения и противодействия коррупции признал президентскую версию документа об Антикоррупционном суде соответствующим требованиям антикоррупционного законодательства Украины, рекомендовал сосредоточиться именно на нем, а не на альтернативах, и принять его в первом чтении.

«Мы решили, что законопроект нужно принимать в первом чтении, но сразу вносить в него идеи, которые мы предлагали, и которые рекомендует Венецианская комиссия», - заявил член этого комитета, депутат от «Самопомощи» Егор Соболев. В частности, речь идет о том, что Антикоррупционный суд должен заниматься только делами о топ-коррупции, а не распыляться на «обычные» дела. Ему вторит и замглавы фракции «Народный фронт» Андрей Тетерук: «Фракция с самого начала была «за» и в случае вынесения [президентского законопроекта] к первому чтению, будет голосовать за него максимально сконцентрировано. Все замечания народные депутаты, согласно регламенту, подадут в течение двух недель после первого чтения и все вопросы уже будут решаться в процессе». По мнению Владимира Фесенко, по большинству таких вопросов депутатам все-таки удастся достичь компромисса с Банковой, которая готова идти на уступки: «В большинстве вопросов конфликт будет исчерпан. В проекте были применены более жесткие формулировки - в частности, о компетенции Антикоррупционного суда (она будет такой же, как и у НАБУ), о критериях отбора судей (в законопроекте их предлагают заменить на более лояльные, отменить требования о стаже, так как это может привести к нехватке кандидатов на должности), по процедурным вопросам также, вероятно, достигнут компромисса...

 Во всяком случае, готовность у администрации к этому есть».

Вместе с тем, такая якобы готовность к компромиссам может свидетельствовать о том, что в самый ответственный момент нужного количества голосов за законопроект не найдется.

Тем более, что на сегодня все законопроекты еще находятся на рассмотрении профильного комитета Верховной Рады - по вопросам правовой политики и правосудия, возглавляемого экс-представителем президента в парламенте Русланом Князевичем, и не включены в повестку дня сессии ВР.

«Президент продолжает играть в игру, когда он заявляет, что нужен Антикоррупционный суд, но его представители в парламенте, его депутаты не спешат за это голосовать», - отмечает Соболев.

«Зачем президенту перед выборами иметь негативные решения суда против депутатов своей фракции или своих бизнес-пертнеров? Ему это не нужно», - говорит еще один член комитета по вопросам предотвращения и противодействия коррупции, внефракционный народный депутат Юрий Деревянко.

Такого же мнения придерживается его соратник по комитету, внефракционный народный депутат Дмитрий Добродомов, по словам которого, тактика Банковой состоит в том, «чтобы процесс создания Антикоррупционного суда максимально растянуть во времени так, чтобы он не заработал до президентских выборов».

В принципе, это очень удобная для президента позиция: в случае провала голосования рассказывать западным партнерам, что, мол, так решил парламент, а глава государства ни при чем, поскольку влияния на депутатский корпус не имеет...

С другой стороны, по мнению исполнительного директора Центра противодействия коррупции Дарьи Каленюк, действительно независимого Антикоррупционного суда боятся не только в Администрации президента, но и в Верховной Раде.

«Мы все понимаем, что независимого Антикоррупционного суда боится большинство парламента, так как серьезному риску могут подвергнуться как свобода народных депутатов, так и их состояние, происхождение которого у многих из них - сомнительное.

Поэтому единственная причина не голосовать за законопроект очевидна - боязнь предстать перед Антикоррупционным судом в качестве обвиняемого и оказаться за решеткой за коррупционные действия», - говорит она.

На сегодня, несмотря на все обещания вот-вот внести законопроекты об Антикоррупционном суде в сессионный зал Верховной Рады, не известно, смогут ли парламентарии приступить к рассмотрению проектов - президентского и альтернативных - хотя бы на следующей неделе.

Пожалуй, случится это лишь в случае, если западные партнеры украинской власти успеют активно «поработать» и с самими депутатами, и с руководителями фракций, и с Администрацией президента.



Авторы: Татьяна Урбанская, Анастасия Заремба

Источник: УНИАН
Подробности читайте на УНИАН: https://www.unian.net/politics/2389702-samyiy-problemnyiy-sud.html

Версия для печати








Обзор сети

Разместить рекламу