КИЕВ
16:42
Брюссель
15:42
Москва
17:42
Четверг, 17 августа 2017

Новости



Пепел Мосула

21 июля, 15:37  Политическая  Украина

Территории, удерживаемые группировкой "Исламское государство" в Ираке, сокращаются с каждым днем. Уже совсем недолго остается до освобождения от джихадистов всей территории страны. Но не до победы над ними. 

 

Три года назад захват Мосула ознаменовал становление "Исламского государства" как наиболее могущественного объединения джихадистов в современной истории. Занявшее к лету 2014 года немалые территории в Сирии, в июне ИГ начало наступление на иракский Мосул - крупнейший город на севере страны и исключительно важный логистический, финансовый и религиозный центр региона.

 

Операция по захвату Мосула была лишь одной из множества, проводимых в ходе наступления "Исламского государства" в северном Ираке, но именно ей, похоже, суждено войти в историю как самой успешной за всю историю существования самопровозглашенного халифата.

 

В захвате города принимали участие около полутора тысяч бойцов ИГ (в пропагандистских материалах джихадистов иногда попадается цифра в 500 человек, но это, скорее всего, лишь бравада). Противостояла им 60-тысячная группировка иракских военных и полицейских, часть из которых была сосредоточена на подступах к Мосулу.

 

Оказавшийся без переброшенных на другой фронт войны против ИГ бронетехники и артиллерии, деморализованный и перепуганный быстрым наступлением противника, авангард иракских сил стал легкой добычей джихадистов.

 

Бойцы "Исламского государства" казнили захваченных солдат и полицейских маскимально жестоко: их распинали, сжигали и вешали, выкладывая фото и видео казней и пыток в интернет. Это кровавая пропаганда возымела эффект, неожиданный, вероятно, даже для ее создателей. Защитники Мосула буквально запаниковали, увидев, что произошло с их товарищами. И не смогли оказать сопротивления немногочисленному противнику.

 

Для иракских силовиков падение Мосула стало настоящим позором - полуторамиллионный город сдали за несколько дней, оставив в руках противника четыре тысячи тут же казненных пленных, валюты и драгоценностей на сотни миллионов долларов в банковских хранилищах и склады с вооружением и боеприпасами.

 

Кроме того, завладев Мосулом, джихадисты заполучили окружающие его богатейшие нефтяные поля, а также типографии и теле- и радиостудии, пригодившиеся им позже в деле пропаганды. И все это силами полутора тысяч бойцов с минимальными для столь дерзкой операции потерями - не больше 10% от числа нападавших.

 

"Исламское государство" очень быстро освоилось в Мосуле: наладило вещание FM-радиостанции "Аль-Баян" (для джихадистов из постсоветских стран в сетку станции внесли несколько часов русскоязычных программ ежедневно), завербовало в свои ряды новых бойцов и научилось распоряжаться трофейной нефтью.

 

Профессор Американского университета Сулеймании (Ирак) Билял Вахаб рассказывал автору этих строк, что работающие в регионе нефтяные компании, в том числе, и полностью или частично контролируемые правительствами соседних государств, покупали чрезвычайно дешевую нефть у ИГ через запутанные посреднические схемы.

 

- Если у вас есть нефть, у вас найдется и покупатель на нее, - объяснял профессор. - Тем более, если эта нефть дешевле, чем у кого-бы то ни было.

 

Дешевизна нефти у ИГ объяснялась тем, что джихадисты не вложили ни копейки в ее разведку и добычу. Они просто взяли то, что уже выкачали из земли другие.

 

Но продолжаться вечно это не могло. Ни Ирак, ни его западные союзники не собирались просто так отдавать Мосул и его окрестности противнику. Тем более, город использовался как плацдарм для будущих наступлений, угрожавших как близлежащему Киркуку, так - в перспективе - и столичному Багдаду.

 

Однако взять город с ходу было невозможно. Превращенный джихадистами в настоящую крепость (для этого, в частности, использовались вырытые вокруг города рвы, наполненные нефтью - подожженная, она прятала позиции ИГ от авиационной разведки и артиллерии), все еще полный мирных жителей Мосул, был крайне непростой целью для иракцев. Тем более, что страх перед противником в них был очень и очень силен.

 

Поэтому никто особо не рассчитывал, что операция по возвращению контроля над городом пройдет быстро и гладко. Но и то, что освобождение затянется почти на год, а сам Мосул в итоге окажется разрушен почти полностью, вероятно, тоже не ожидали ни в Багдаде, ни в западных столицах.

 

Западу, кстати, не удалось обойтись в этой битве одними лишь воздушными ударами, как поначалу рассчитывали в Вашингтоне, вокруг которого собралась коалиция демократических стран для противодействия "Исламскому государству". В небольших городах и укрепрайонах ИГ бомбардировки США и их союзников оказались достаточно эффективными. Более того, во многом именно постоянная опасность с воздуха затормозила, а затем и развернула вспять быструю экспансию "Исламского государства".

 

Но вот в городе с плотной застройкой, все еще действующими школами и больницами, большим числом мирных жителей и невозможностью с воздуха отличить их от противника, удары авиации обернулись бы невероятным числом невинных жертв при вовсе не гарантированном в пользу западной коалиции исходе.

 

Конечно, от бомбардировок не отказались вовсе, просто уменьшили их интенсивность. К слову, именно на примере битвы за Мосул наиболее очевидна одна из главных особенностей войны против дижахидистов: бойцы западных армий, иракские военнослужащие, курдское ополчение-пешмерга и шиитская милиция - всего больше ста тысяч человек - наступали каждый на своей части фронта. Не просто не смешиваясь, но даже почти не пересекаясь друг с другом.

 

Наступление шло в одном из самых густонаселенных регионов Ирака, на широкой линии фронта оказались сотни тысяч человек. Только по официальным данным больше миллиона человек вынуждены были бежать из Мосула и его окрестностей, спасая свои жизни. Тысячи человек погибли, в том числе и в результате чуть более редких, но не менее смертоносных бомбардировок.

 

По некоторым данным, часть города все еще в руках ИГ. Но в целом уже можно констатировать, что Мосул перешел под контроль Багдада и его союзников. Что они получили? Город, разрушенный настолько, что его придется не восстанавливать, а строить буквально заново. А ведь до войны это был город-миллионник, по размерам и значению для страны примерно соответствовавший Харькову или Днепру в Украине. Теперь это просто груда развалин, сотни тысяч бывших жителей которого теперь обитает в палаточных лагерях беженцев.

 

Когда они вернутся домой и сколько будет стоит этот дом восстановить - можно только гадать. Но все-таки для иракских сил безопасности и курдской пешмерга освобождение Мосула - несомненная победа. Теперь ИГ удерживает в Ираке два относительно небольших клочка земли, и такого удобного плацдарма как Мосул у них тут уже нет. Поэтому можно предположить, что в ближайшие месяцы ИГ будет вытеснено из Ирака в соседнюю Сирию. Если, конечно, разношерстный стотысячный контингент сможет сохранить слаженность действий и боевой дух.

 

Станет ли уход из Ирака поражением "Исламского государства"? Вряд ли. Тут, скорее, можно говорить о приведении в соответствие друг другу количества бойцов группировки и территорий, которое это количество может удержать. На пике своей территориальной экспансии джихадисты завладели территорией размером с Великобританию, располагая вдвое меньшим числом людей, чем антиигиловская коалиция, брошенная на освобождение одного только Мосула. Так что чем меньше будет территория, подконтрольная "Исламскому государству", тем больше на ней будет идейных джихадистов и тем отчаяние станет их сопротивление.

 

Но и полный переход всех территорий Сирии и Ирака из-под власти джихадистов под контроль любых других сил (властей, вооруженной сирийской оппозиции, курдского ополчения и т.д.) не будет означать, что "Исламское государство" побеждено. Оно все увереннее чувствует себя в Египте, Сомали, Филиппинах и даже в Ливии, где почти разбитым джихадистам удалось не только избежать поражения, но вернуть под свой контроль земли вблизи Бенгази.

 

Кроме того, вышедшее из подполья "Исламское государство" вовсе не боится отправиться в этой подполье вновь. Для того, чтобы переждать не самые лучшие для него времена в Сирии и Ираке и вернуться тогда, когда очередной халиф посчитает это необходимым.

 

Автор: Юрий Мацарский

Источник: РБК

Версия для печати








Обзор сети

Разместить рекламу