КИЕВ
03:33
Брюссель
02:33
Москва
04:33
Воскресенье, 6 декабря 2020

Новости



Испытание Савченко

08 июня, 16:35  Политическая  Украина

Заявление Надежды Савченко о готовности вести переговоры с так называемыми "депутатами" непризнанных ДНР и ЛНР уже вторые сутки поднимает в Фейсбуке и вблизи него громадные волны критики, которые усиливаются криками "Измена", риторическими вопросами "Как она может?", констатациями "А я говорил, что так будет..." и советами "Сначала поучиться, а потом говорить" и "Перед тем, как что-то говорить, хорошо думать". Собственно, с последним нельзя не согласиться. И лучше это делать спокойно, пишет на своей странице в Фейсбук журналист С.Фисюн.

Тогда, возможно, внимание удастся сконцентрировать и на других достаточно показательных вещах. А не только на том, что "любые прямые переговоры с непризнанными - это шаг к их признанию" и "что все решается в Москве, а не в Донецке". Думаю, депутат Савченко об этом знает. И все же, она говорит то, что говорит. Почему? Наверное, потому, что ...

1. Каждый человек в демократической стране имеет право свободно высказывать свое мнение. Даже политик-депутат. И даже то, которое многими резко не воспринимается. Тем более, что было высказано личную позицию и никаких призывов делать именно так, кажется, не прозвучало. Как максимум - появился повод массово и публично обсудить неоднозначную тему.

2. Все комментаторы сконцентрировали внимание на тезисе о "прямых переговорах", и, видимо, не дослушали интервью до конца. Где и прозвучало главное объяснение - для чего Н.Савченко готова пойти на такой непопулярный шаг. Она объяснила - для освобождения украинских военнопленных. и таким образом продемонстрировала определенную последовательность, поскольку вернувшись в Украину обещала как раз этим и заниматься. Тем более, что процесс обмена затормозился. И, кстати, переговоры - косвенные и непубличные - продолжались и продолжаются.

3. Савченко предупреждала, что привыкла говорить прямо и без политкорректных наслоений. Вот она и сказала. Сказала так, как многие нынешние политики говорить себе просто не позволяют. Возможно, коллеги-политики и парламентская работа скорректируют ее привычки. Но нужно ли это обычным украинцам?

4. Кстати, о политике. Никто не будет отрицать, что среди украинцев есть разное отношение к тому, что и как делать с оккупированным Донбассом и на Донбассе. Как известно, где-то примерно треть - за войну до победы, половина - за стену на какое-то время, и процентов 20 - за общение для возвращения. Так что, условными адресатами сказанного могли бы быть не менее 70 процентов  украинцев. Такая вот реальная политика в исполнении Н.Савченко.

5. Можно, конечно же, еще больше погрузиться в конспирологию и предположить, что у сказанного Н.Савченко есть и другие авторы. Которым, например, захотелось выяснить отношение украинцев не просто к прямым переговорам с кем-то в непризнанных ДНР и ЛНР, а подобных переговоров с участием именно депутата и героя Н.Савченко. Что ж, они получили первую информацию для размышлений. Большинство Фейсбук-сообщества и экспертов "проголосовали", кажется, резко против и идеи, и ее публичного носителя. Зато рядовые граждане вовсе не столь категоричны. И, как, например, показал телефонный опрос в эфире одной из радиостанций готовность Савченко разговаривать у большинства вызвало понимание и поддержку.

И здесь самое время напомнить, что ни украинские граждане, ни эксперты, ни Н.Савченко вместе с воображаемыми кураторами или без них решений о том, с кем, о чем и как говорить - не принимают. К сожалению. Или, к счастью. Так что, спокойнее, господа.





Версия для печати








Обзор сети

Разместить рекламу