КИЕВ
09:02
Брюссель
08:02
Москва
10:02
Четверг, 2 июля 2020

Новости



Б.Соколовский: "Украина имела с Россией плохой газовый контракт, а получила - очень плохой"

26 декабря, 17:49  Экономическая  Украина

Уполномоченный президента Украины по международным вопросам энергетической безопасности в 2008-2010 годах Богдан Соколовский соглашается, что 268,5 доларов за 1000 куб. м. российского газа - это лучше, чем 450 долларов. Но предлагает не спешить с позитивными выводами относительно газовых договоренностей, достигнутых в Москве 17 декабря 2013 года и для начала, скажем, просто разобраться - почему Россия удешевила цену газа для Украины?  Это наш корреспондент Александр Демченко выяснял в разговоре с Богданом Соколовским.

- Дополнение к газовому контракту, согласованное и подписанное во время украино-российских переговоров 17 декабря в Москве - это, в первую очередь, решение политическое или все-таки влияние рынка тоже как-то сказалось на нем?

- Я думаю, что здесь невозможно говорить о рынке, математике или о чем-то другом. Это чисто политическое решение. Но я хотел бы, чтобы мы все говорили на одном языке. Поэтому, если вести разговор о приложении к газовому контракту, то и я, и Вы, должны гарантированно быть уверены в том, каким есть содержание того приложения, о котором мы говорим.

Пока же, мы обмениваемся мнениями относительно того, что написано в средствах массовой информации. Но это неправильно по отношению к украинскому народу. Даже если это коммерческая тайна, все равно, народу должны сказать о том, что написано в приложении. В целом, это выглядит странно, когда общество не знает, какой документ подписан кем-то от имени Украины.


- Из средств массовой информации мы знаем, что реальная цена на российское голубое топливо в соответствии с дополнениями не будет фиксированной, и при ее расчете будет использоваться так называемый коэффициент. Он определяется на первое число месяца каждого квартала путем подписания до 10-го числа дополнительного соглашения, а вот в случае неподписания, к тому же, по каким-либо причинам, действует существующая ныне система ценообразования. То есть, в дополнении сказано, что коэффициент составляет примерно "0,7", но в случае отсутствия договоренностей возвращается к уровню 2010 года, то есть "1". Выходит - хочу дал, хочу забрал. Опять политическая игра?

- Да, я склоняюсь к тому, что это политическая игра. Каждый квартал коэффициент должен быть другим, но в сумме это политическая цена. В результате, мы отходим от формулы. Да и вообще, какая это формула, если этот коэффициент неизвестно откуда взят и фактически зависит от воли поставщика с той разницей - отрицательной для нас, что его нужно обновлять каждые 3 месяца. При этом, если стороны его не согласовали, то возвращается старая высокая цена.

И кстати, ничего не написано, что же делать, если потребитель - Украина - не согласна с коэффициентом "1" . Это же реальная "удавка" с угрозой возвращения к несправедливо завышенной цене на газ. Чистой воды шантаж со стороны Кремля! Так поступают террористы!

Кроме того, теперь цена - 268,5 доллара за 1000 кубометров - действительно приближена к рыночной в Европе на тот газ, который поставляется трубопроводами, в то время как раньше она была завышена и необоснованна с экономической точки зрения. Таким образом "Газпром" получает, в частности, реальную судебную перспективу в случае, скажем, неуплаты или недобора газа. Раньше этого не было - был всегда риск для российской стороны отклонения иска по формальным признакам - из-за необоснованности цены. Скорее всего, из-за этого и они не обращались в Стокгольмский арбитраж, а присылали нам ничем не доказанные счета, например, на 7 миллиардов.

Поэтому я и говорю: был плохой контракт, а стал очень плохим. Теперь мы, то есть Украина, полностью зависим от настроения или желания Кремля. От нас почти ничего не зависит в вопросах газа.

И нужно также понимать, что глава "Газпрома" Алексей Миллер не является самостоятельной фигурой. Даже когда были подписаны эти пресловутые контракты, давал распоряжения один человек и согласовывает все решения также он. И все знают его фамилию.

- Тогда возникает простой вопрос: если коэффициент - это политическая составляющая, если мы сами себе усложнили дальнейшие переговоры, зачем было договариваться?

- Я думаю, что в Москве, 17 декабря, вообще никаких договоренностей в их традиционном понимании не было, так как в стране нашего газового поставщика присутствует диктат, и при таком режиме договариваться невозможно. Но, по большому счету, я буду считать положительной цену в $ 268,5, даже буду ей аплодировать, если - либо увеличится заработная плата у тех работников, которые заняты там, где используют импортный газ, или же уменьшатся тарифы - оплаты за газ, или хотя бы, если вырастет фонд заработной платы, а ранее уволенных людей вернут на работу.

Безусловно, $ 268,5 лучше $ 450, но поживем - увидим. Еще надо почувствовать почему удешевляют цену, перед тем подняв ее, это напоминает период рождественских распродаж на Западе.

- В последнее время много было разговоров относительно появления нового посредника на внутреннем рынке Украины. Как вы относитесь к такой перспективе?

- Я не могу понять роли этих посредников на российско-украинском рынке. Это имело бы какую-то логику, если бы мы имели несколько поставщиков. Когда-то у нас был российский и туркменский газ - это было еще во времена Кучмы, тогда был образован НАК "Нафтогаз". Среди обоснований наиболее важным и неоспоримым было то, что нашему монополисту помогут лучшие национальные переговорщики - государство. То есть, государство, отстаивая интересы "Нафтогаза", сможет наилучше защитить украинские интересы. Сегодня же получается, что посредники лучшие переговорщики, чем государство. Тем более, что у нас нет туркменского газа, у нас есть газ российский. Значит ликвидируйте государственную структуру.
 
- Как тогда относиться к словам Президента Украины, который 19 декабря заявил: "Мы будем демонополизировать газовый рынок".

- Ну, а что такое демонополизировать газовый рынок? Руководство нашего государства уже обещало всем реструктуризацию НАК "Нафтогаз". Нужно действовать, а не говорить - это первое.

Во-вторых, а какая роль посредника в этом случае? Он же должен дороже продавать, чем покупает, и должен продавать по такой цене, по которой купят. Если же "Нафтогаз Украины" продает дороже, чем частный собственник, то какой опять же смысл в его, "Нафтогазе" - существовании?

- В Ваших интервью, Вы говорили о сумме в 165 млрд. долларов, которую официальный Кремль задолжал Украине за время ее нахождения в Советском Союзе. На чем основывается эта цифра?

- Посчитайте тот газ, который у нас, в Украине, добыли и выкачали за годы советской власти. Один год был такой, когда мы добыли, то есть УССР, 70 млрд. кубометров газа. Это был тот период, когда основной газ добывался у нас - в Прикарпатье. Затем Полтавщина была, потом - Харьковщина. Если посчитать, сколько суммарно газа выкачано из Украины в ценах, которые теперь действуют, то, примерно, получается сумма в 165 млрд. евро!

- Также Вы неоднократно подчеркивали, что Украина за все годы газовых войн переплатила за газ 20 млрд долларов. И выходит так, что получив эти деньги, Россия может позволить себе дать Украине скидку.

- 20 млрд доларов - это только за 2009-2012гг. Сравните цены за тот период на газ, поставляемый трубопроводами, в среднем в Европе, минус транспортные расходы и сравните у нас. Еще в 2009 году специалисты подсчитали - и это не изменили затем печальноизвестные Харьковские соглашения, что мы переплачиваем за тысячу кубометров, примерно, от 140 до 160 долларов. Умножьте и получится цифра в примерно 20 млрд. долларов переплат за примерно 131 млрд кубометров газа.

То есть, это цена того жеста сегодняшнего со стороны Кремля относительно снижения цены на газ. Сначала с нас "содрали" 20 млрд., а затем в рамках этих средств можно давать и кредит, и уменьшать цену, и иметь деньги у себя, а не наоборот. Было бы более логично и по-партнерски, если бы нам эти 20 млрд. просто отдали. Случилось так? Нет. С нас взяли эту сумму и очень много украинских отраслей этими действиями поставили на колени.

- То есть, это все и называется "братскими отношениями"?

- Да (смеется).

- Как бы Вы в целом оценили последние договоренности и что они дадут Украине? Это снятие бремени или легкая передышка перед социальным упадком?

- Основная угроза, важнейшая, в том, что мы ежеквартально этот непонятный коэффициент должны согласовывать и он зависит от настроения отдельного человека.

Вторая, не менее важная, проблема в том, что мы себя лишили возможности обжаловать в будущем возможные конфликтные ситуации.

Таким образом, Россия утвердила свое монопольное положение на нашем рынке плюс имеет судебную перспективу.

То есть, выиграла Россия, проиграла - Украина. Украина ничего для себя не получила. Проблемные, узкие места все остались. Формула - не изменилась, параметры формулы - не изменились. Более того, есть параметры, которые мы совершенно не используем - например, газойль. Базовая цена - не изменилась. О минимальных объемах отбора ничего не сказано. Просто ввели некий коэффициент.

Это дополнение оттягивает процесс нашей модернизации. На год, на два или более. Пока эти изменения не так сильно будет ощущаться, а потом, со временем, мы получим негативные последствия. Тем более, что все зависит не от нас, а от нашего соседа.

- Спасибо Вам, Богдан Иванович.

- Спасибо Вам.

Версия для печати








Обзор сети

Разместить рекламу